Международная научная конференция «Франциск Скорина и его Пражская Библия. Многоязычное культурное наследие Великого княжества Литовского и современность»

8-9 ноября 2017 г. в Карловом университете в Праге (Чехия) состоялась Международная научная конференция «Франциск Скорина и его Пражская Библия. Многоязычное культурное наследие Великого княжества Литовского и современность», памяти видного чешского лингвиста, профессора славянской и балтийской филологии Йиржи Марвана.

Следует отметить, что несмотря на обилие юбилейных мероприятий, посвящённых Франциску Скорине в этом 2017 году, и своеобразной «гонке за сенсациями» в скориниане, ноябрьская Пражская Международная конференция не только не превратилась в очередной или завершающий торжественный аккорд, но и озвучила совершенно новые открытия, гипотезы и перспективы дальнейшего движения в скориноведении. Свежий взгляд, новый ракурс, погружение в контекст отличали выступления участников Конференции. Что и отражает наш краткий и (отдавая дань модному словечку) эксклюзивный отчёт об этом событии.

Конференция была организована при финансовой поддержке Европейского Союза в рамках проекта «Užsienio baltistikos centrų ir Lietuvos mokslo ir studijų institucijų bendradarbiavimo skatinimas» (Nr. 09.3.1-ESFA-V-709-01-0002) и под патронажем посольства Литовской Республики в Чехии.
Научный комитет Конференции: д.ф.н., доктор хаб. Илья Лемешкин (Чехия, Карлов университет), д.ф.н., проф., акад. Литовской АН Гразильда Блажене (Литва, Институт литовского языка), проф., доктор хаб. Пьетро Умберто Дини (Италия, Пизанский университет), проф., д.и.н. Александр Груша (Беларусь, Центральная научная библиотека имени Якуба Коласа Национальной Академии наук Беларуси), доктор гуманитарных наук Сигитас Нарбутас (Литва, Библиотека Литовской Академии наук имени Врублевских), профессор, доктор гуманитарных наук Регина Ринкаускиене (Литва, Литовский университет образовательных наук), профессор, док. хаб. Сергей Темчин (Литва, Институт литовского языка).

Конференцию открыл торжественный обмен приветствиями официальных представителей стран и институтов, принявших заинтересованное участие в научном проекте, посвящённом 500-летнему юбилею 500-летию Пражской Библии Франциска Скорины. Прозвучали выступления Чрезвычайного и Полномочного посла Литовской Республики в Чешской Республике Эдвиласа Раудоникиса, Чрезвычайного и Полномочного посла Республики Беларусь в Чешской Республике Валерия Курдюкова, Чрезвычайного и Полномочного посла Латвийской Республики в Чешской Республике Альбертса Сарканиса, представителей Философского факультета и проекта «Užsienio baltistikos centrų ir Lietuvos mokslo ir studijų institucijų bendradarbiavimo skatinimas».

 

ТОМАШ ХОСКОВЕЦ / TOMÁŠ HOSKOVEC (Чехия, Пражский лингвистический кружок) своим докладом «Литература и письменность Великого княжества Литовского как европейский феномен (О культурно-историческом контексте восприятия Франциска Скорины)» открыл дискуссию о различных аспектах проблемы нейтральности восприятия деятельности Франциска Скорины, безотносительно к исторической проекции национальных литературных традиций, которые сформировались намного позже. При этом нужно помнить, что несмотря на то, что Скорина в разное время проживал в разных частях Европы, он был подданным именно Великого княжества Литовского, и именно населению этого государства его Библия была предназначена.

 

В то же время, ОЛЬГА КРАЛИЧКОВА / OLGA KRÁLÍČKOVÁ (Чехия, Карлов университет) в докладе «Egregius Skorina: Litphanus – Ruthenus – Romanus» подчеркнула контекстность известных самоназваний Франциска Скорины, изменяющихся от документа к документу: Litphanus (1506), Ruthenus (1512), welisch gartner (1538). Называя себя итальянцем, итальянцем-литовцем, Франциск Скорина с одной стороны следовал моде «на итальянцев» (для работы в «итальянском саду» нужен именно итальянец), с другой – совершенно закономерно апеллировал к традиции, нашедшей отражение в литовской литературе XVI века о римском происхождении литовцев.

 

Говоря о контексте, ИРЖИ МАРВАН / JIŘÍ MARVAN, МИРА НАЧЕВА-МАРВАНОВА / MIRA NAČEVA-MARVANOVÁ (Чехия, Университет Яна Евангелиста Пуркине в Усти-над-Лабем) в своём докладе «Česká biblická tradice jako kontext epochálního počinu Františka Skaryny» («Чешская библейская традиция в контексте эпохального труда Франциска Скорины») вновь вернули нас к связи скориновского перевода Библии с чешской библейской традицией, где перевод Священного Писания на чешский вернакуляр был не только вдохновением, но и моделью, руководством для Ф. Скорины. Это влияние было, согласно авторам, ранними переводами (1488, 1489), и особенно с первым изданием за границей в Венеции Чешской библии (1506 г.). Так, Библия Франциска Скорины становится второй славянской Библией на вернакуляре и одной из младших Библий тогдашних европейских языков в долютеровские времена. Влияние текстов чешских инкунабул и Венецианской Библии на перевод Скорины было показано на материале Песни Песней.

 

Об ином источнике Скорины рассказал СЕРГЕЙ ТЕМЧИН / SERGEJUS TEMČINAS (Литва, Институт литовского языка) в своём сенсационном докладе «Kaip Skorina citavo Bibliją (Evangelijas ir Psalmyną)» («Как Скорина цитировал Библию: Евангелие и Псалтырь»), где впервые представил результаты своего текстологического анализа предисловий Скорины в Псалтырь (1517 и 1525 гг.) По скориновским предисловиям к различным библейским книгам, в которым часто встречаются евангельские цитаты, автор определил тип (редакцию) Евангелия, которым пользовался Франциск Скорина. В то же время, примерно половина евангельских цитат Скорины не имеет эквивалентов в церковнославянских рукописях. Это происходит по двум причинам: во-первых, Скорина авторски адаптирует тексты Писания (вставляет свои собственные слова, заменяет некоторые формы синонимами и т.д.); во-вторых, некоторые слова церковнославянского языка Скорина заменяет на рутенские (руськие) с целью сделать свой цитированный текст максимально ясным. Эта гипотеза, неожиданно, но совершенно логично, проверяется автором текстологическим анализом скориновской Псалтыри, которая была напечатана дважды – отдельным изданием (Прага, 1517) и в составе Малой подорожной книжки (Вильнюс, около 1522). В результате, очевидно, что Франциск Скорина цитирует Евангелие не по памяти, а из письменного источника, а сами цитаты адаптируются автором к контексту. Более того, несмотря на то, издавая сами канонические тексты, Скорина сохранял традиционные церковнославянские формы, в своих предисловиях Франциск Скорина позволял себе вставлять в цитаты рутенские слова. Скорина-писатель, который демократизировал язык, конкурировал со Скориной-издателем, стремившимся следовать традиционному церковнославянскому письму.

 

Ещё один образец виртуозного исследования текстов, но с совершенно другой стороны, показала ГРАЗИЛЬДА БЛАЖЕНЕ / GRASILDA BLAŽIENĖ (Литва, Институт литовского языка) в докладе «Vokiečių ordino foliantų vertimo klausimu» («Проблемы перевода документов Тевтонского ордена»). Она рассказала о титанической работе, перспективах и лакунах в исследовании документов Тевтонского ордена. Хотя хронисты Ордена, работая с XIII в., не были современниками Франциска Скорины, канцелярия Тевтонского ордена породила бесценные исторические и лингвистические источники (в частности, это касается многочисленных данных для ономастики). Несмотря на многочисленные исследования, перевод и освоение этих документов по-прежнему остаётся проблематичным из-за особенностей латинского / старонемецкого языка. Это особенно касается документов XIV-XV вв. (например, за 1448 №№ 103, 104, 107). Знание исторического контекста, способность оценивать реалии той эпохи и, конечно же, хорошее владение языком оригинала – вот три условия, открывающие для исследователя дверь в знание.

 

О старейшем литовском сборнике евангелических лютеранских проповедей говорила ЙОЛАНТА ГЕЛУМБЕСКАЙТЭ / JOLANTA GELUMBECKAITĖ (Германия, Университет имени Иоганна Вольфганга Гёте во Франкфурте-на-Майне) в своём докладе «Wolfenbüttelio postilė (1573/1574): pirmieji Biblijos vertimai į lietuvių kalbą» («Вольфенбюттельская постилла (1573/1574): первый перевод Библии на литовский язык»). Она представила этот сборник не только как старейшую литовскую рукопись, но и как памятник, принадлежащий в целом к европейской традиции гомилетов и раскрыла стратегии перевода его библейских цитат.

 

О важности комплексного анализа всего источника говорила ДАЙВА НАРБУТЭНЕ / DAIVA NARBUTIENĖ (Литва, Библиотека академии наук Литвы имени Врублевских) в докладе «Parateksto reikšmė knygotyrai: S. Budno „Katekizmo“ atvejis» («Значение паратекста в книговедении: на примере исследования «Катехизиса» С. Будного»), подчёркивая при этом необходимость применения концепта паратекста. Изначально концепт филологов, паратекст – весь письменный материал, сопровождающий основной текст, заметки, подписи, посвящения, пометки и т.д., – сегодня незаменим в исследовательском арсенале историков книги. Это автор показала на примере экземпляра «Катехизиса», хранящегося в Чешской национальной библиотеке в Праге. Изучение имеющейся на нём пометки «Conveniunt literae cum characteribus // Bibliorū Skorinae (подчёркнуто), Pragae (подчёркнуто), item (подчёркнуто) // Vilnae (подчёркнуто) impressorum» даёт важное свидетельство о распространённости скориновских изданий и о культурных связях между интеллектуалами Великого княжества Литовского и чешских земель.

 

Проблему интерпретации слова «cetra» в отношении Франциска Скорины подняла ЛИНА ПЕСТАЛ / LINA PESTAL (Австрия, Венский университет) в докладе «Sodininko Pranciškaus Skorinos vardas Austrijos archyvuose» («Об имени садовника Франциска Скорины в Австрийских архивах»). Часть переписки короля Фердинанда I с пражскими властями об обустройстве, по которой, собственно, мы и узнаём о деятельности Скорины как садовника, хранится сегодня не только в Чехии, но и в Австрийском государственном архиве (Österreichisches Staatsarchiv), в отделе Finanz- und Hofkammerarchiv, 1170 – 1918. Здесь, в фонде Gedenkbuch, Böhmische Reihe («Registraturpuech Behaimb»), содержится дополнительная информация, уже воспроизводившаяся историками (например, скептически по отношению именно к Франциску Скорине, историком искусства Хильде Лицманн в её книге «Irdische Paradiese». Beissiele höfischer Gartenkunst der 1. Hälfte des 16. Jahrhundert», 2007). Автор привела эти фрагменты и высказала свою интерпретацию термина «cetro», вызвавшую живейшую дискуссию среди участников Конференции и последовавшие за ней новые гипотезы.

 

НАДЕЖДА МОРОЗОВА / NADEŽDA MOROZOVA (Литва, Институт литовского языка) в докладе «З митрополитом Киевским и Галицким…»: об одном признаке рукописей, происходящих из литовско-польских земель» поделилась самой сущностью творческой работы источниковеда, её механизмом, представив палеографический анализ, хронологические рамки и варианты помет «З митрополитом Киевским, Галицким и всея Руси…», встречающихся на форзацных листах или внутренней стороне крышек переплета многих церковнославянских рукописей, принадлежавших библиотеке Супрасльского монастыря. В результате выявлены варианты записей и определён предположительный их инвариант, а обнаруженные рукописи сгруппированы по типам этих помет.

 

РИМА ЦИЦЕНИЕНЕ / RIMA CICĖNIENĖ (Литва, Библиотека академии наук Литвы имени Врублевских) в своём выступлении «LDK rankraštinės knygos kultūros bruožai iki XVI a. vidurio» («Особенности книги культурного наследия Великого княжества Литовского в середине XVI века») подала наследие Франциска Скорины в новом ракурсе – с точки зрения исторического сосуществования в рамках общей культуры Великого княжества Литовского двух письменных традиций – православной и католической, – оформленных к тому же на разных языках: церковнославянском, рутенском, латыни, польском. После крещения Литвы в 1387 году и 1413-1417 государственная элита сталкивается с западноевропейской цивилизацией: распространение католичества, формирование государственных институтов, системы образования и зачатков роста грамотности. Письменность стала использоваться не только на государственном уровне, но и в отношениях между социальной элитой. И земли собственно литовские и рутенские оказались между двумя религиями, двумя моделями литургии и двумя книжными культурами, языками и композициями. Сложная религиозная ситуация обнаруживается в разных источниках – так же, как и признаки религиозного общения и тенденции к единению государственной церкви. Новые центры письма возникли в Вильно, Супрасле, Жировичах. В конце XV – начале XVI вв. рукописная книга отражала гражданское сосуществование в ВКЛ, литовское и восточнославянское происхождение знати и чувство единения. Эта концепция книжности, очевидно, оказала влияние на Франциска Скорину, издания которого также имели не только православную, но и католическую ориентацию.

 

АСТА ВАШКЕЛИЕНЕ / ASTA VAŠKELIENĖ (Литва, Институт литовской литературы и фольклора, Литовский эдукологический университет) в докладе «Apšvietos idėjos ir humanitarinio ugdymo kaita Lietuvos pijorų mokymo programoje» («Развитие идей просвещения и гуманитарного образования в программе обучения литовскому языку») рассмотрела два документа XVIII в., определивших руководящие принципы и содержание реформы образования на землях Великого княжества Литовского. Первый, «Ordinationes Visitationis Apostolicae» инициатора образовательных реформ пиариста С. Конарского (Stanisław Konarski), Варшава, 1753, знаменовал, важный шаг в изменении менталитета общества и в воспитании нового гражданина Просвещения. Второй документ, «Methodus docendi pro Scholis Piis provinciae Litvaniae», Е. Цяпинского (Józef Ciapiński), напечатанный в 1762 г. в Вильно, традиционно считается адаптацией идей реформы Конарского для литовской провинции. Однако, несмотря на сходство в основном содержании, оба документа несут на себе отпечатки совершенно разных контекстов и обстоятельств. Автор показала, что традиционная интерпретация «Methodus docendi pro Scholis Piis Provinciae Lithuanae» игнорирует конкретную историческую и культурную ситуацию того времени на литовских землях. Доклад выявил этот источник в свете соотношений с программой гуманитарного обучения иезуитов и как своеобразный ответ на фундаментальные вызовы Просвещения в контексте ВкЛ.

 

ПАВЕЛ ШТОЛЛ / PAVEL ŠTOLL (Чехия, Карлов университет) в докладе «Česká a lotyšská Jednotabratrská v literature» показал преемственность, сходства, отличия в деятельности чешской и латышской общин Братьев (Unity of the Brethren / the Herrnhuterian movement), их отражение в литературе и роль в национальном возрождении.

 

ГЕДА МОТВИЛАЙТЭ / GEDA MONTVILAITĖ (Чехия, Карлов университет) в своём докладе «Pranciškaus Skorinos pėdsakai Prahoje» провела участников Конференции по следам Франциска Скорины в Праге. Действительно, ведь издатель провёл здесь около трех десятилетий своей жизни. Годы, проведенные в столице Чехии, были значимыми не только для издания рутенской Библии и важным событием книгопечатания для Великого княжества Литовского, но и для чешского книгоиздательского дела. В Праге Франциск Скорина, будучи королевским садовником, пережил и трагические моменты: при великом Пражском пожаре 1541 г., который затронул Градчаны, погиб и сын Скорины. В докладе были ярко представлены конкретные места в Праге, сохранившие следы деятельности Скорины.

 

Эту тему о втором периоде жизни Скорины в Праге (22/05/1535 – 21/07/1539), продолжила ЯНА УХРИНОВА / JANA UHRINOVÁ (Чехия, Карлов университет) в докладе «Skorina sodininkas» («Скорина-садовник»), в котором представила обстоятельства и детали создания Королевского сада в Пражском Граде, выполненного в итальянском стиле, первого ренессансного и самого старого сохранившегося сада в Чешской Республике.

 

О следах Скорины, но на этот раз уже и в европейском письменном наследии, рассказала ОЛЬГА ШУТОВА / OLGA SHUTOVA (Франция) в своём докладе «Biblia Ruthenica: Бивлия Руска Франциска Скорины. Взгляд из Европы, 16 – нач. 18 вв.». Отметив, что сегодня достаточно очевидна тенденция, связанная с уточнением, ре-интерпретацией и даже пересмотром источников «классической» скоринианы, автор выделила её общий знаменатель – стремление переосмыслить эти источники в контексте их создания и пересмотреть их в новом ракурсе. Например, даже краткое рассмотрение деталей расположения и композиции знакомого всем портрета Скорины указывает на то, что сам Скорина отчётливо видел себя в контексте европейской традиции знания, а потому вполне логичным представляется попытаться искать «следы» Скорины не только в славянском, но и в европейском письменном наследии. В качестве одного из таких «следов» в докладе рассматривался фрагмент труда французского историка и библиофила Жака Лелонга «Bibliotheca sacra» (Париж, 1702 и 1709), рассказывающего о существовании Рутенской Библии (Biblia Ruthenica). Устанавливая его истинный источник, мы можем проследить и историографические связи. Автор обосновала вывод о том, что Пьетро Пауло Вержерио не только видел рутенскую Библию Скорины в Вильнюсе и советовал её шрифты в качестве модели для кириллической печати словенского издателя Примуса Трубера, но и подчёркивал связь своей книгоиздательской деятельности с нею – как часть одного просветительского проекта.

 

ВАНДА КАЗАНСКИЕНЕ / VANDA KAZANSKIENĖ (Россия, Санкт-петербургский государственный университет) в докладе «Prūsiškų ir pirmojo lietuviško katekizmų kelias į tikinčiuosius» («Прусский и первый литовский Катехизисы: путь к верующим») указала на проблемы и нюансы в реализации центральной идеи Реформации – распространение веры на родном языке верующих, видимые при внимательном чтении первого и второго прусского Катехизисов (1545 г.), а также Третьего прусского катехизиса (1561). Они чётко определяют свою целевую аудиторию и указывают на языковые трудности с прусским населением, в особенности в предисловии к Третьему прусскому катехизису 1561 года. В то же время, «Катехизис» Мартина Мажвидаса 1547 г., изданный всего на два года позже первого прусского Катехизиса, уже являл собой образчик поэтического творчества, литовский букварь и грамматические элементы. Можно предположить, что это фундаментальное различие было обусловлено различным социальным контекстом пруссов и литовцев.

 

ДИЕГО АРДОИНО / DIEGO ARDOINO (Литва, Вильнюсский университет) в докладе «Forensic Sciences and Old Manuscripts. The Handwriting Examination of the Trace of Basel» вернул участников к глобальным измерениям проблемы исторического контекста. Подвергнув известный «Базельский фрагмент» (эпиграмму на старопрусском языке, найденную Stephen C. McCluskey в 1974 после колофона «Questiones super Meteororum» Николая Орезмского, датированного 1369 г. и между «Questiones super De generatione» Жана Буридана, датируемых 1376 г.) графологическому анализу, автор вызвал живейшую дискуссию о возможных результатах, перспективах и проблемах применения технологий, используемых в современной судебно-медицинской экспертизе, в отношении источников, принадлежащих иной эпохе, со своими специфическими особенностями инструментария и материалов, и иным культурно-социальным контекстом.

 

ИЛЬЯ ЛЕМЕШКИН / ILJA LEMEŠKIN (Чехия, Карлов университет) в докладе «Первые печатные акростихи ВКЛ» озвучил, как бы мы ни старались избегать этого слова, сенсационный нюанс в понимании знаменитого литовского «Катехизиса» Мартина Мажвидаса, проведя аналогию между использованием акростихов Ф. Скориной и М. Мажвидасом, его младшим современником и земляком. Начало книгопечатания Великого княжества Литовского – рутенского и литовского – теснейшим образом связано с использованием акростихов, благодаря которым отдельно взятые издания («Малая подорожная книга» 1522 и «Катехизис» 1547 г.) напрямую соотносятся с именами их создателей (авторов, составителей). Однако, как бы это и ни казалось парадоксально, сравнительное изучение акростихов Ф. Скорины и М. Мажвидаса до сих пор никем не производилось. Аналогия, прослеживаемая И. Лемешкиным при сопоставительном изучении комбинаторной поэтики, позволяет предположить, что М. Мажвидас при помощи аббревиатуры в позиции перед своим именем (по примеру Скорины) вписал свой академический титул: Baccalaureus Iuris. В конце Катехизиса 1547 г., в литовском четверостишье Skaititaiap, правомерно усматривать телестих : Baccalaureus Iuris Titulum Posuit.

 

СИГИТАС НАРБУТАС / SIGITAS NARBUTAS (Литва, Библиотека академии наук Литвы имени Врублевских) в своём обзорно-концептуальном докладе «Skorina šiandien: jo ir Rusėniškosios Biblijos minėjimas Lietuvoje, Čekijoje ir Baltarusijoje 2017 metais» («Скорина сегодня: Рутенская Библия: чествования в Литве, Чехии и Беларуси в 2017 году») подвёл итоги, центральные темы и тенденции юбилейного 2017 года. В этом году Европа отмечала несколько важных годовщин. Пожалуй, наиболее важными из них являются для нас два: 500-летие Реформации и 500-й юбилей Рутенской Библии. Обе даты были отмечены разнообразными празднованиями. Праздничные мероприятия, посвящённые деятельности Франциска Скорины, естественно, прошли в Литве, Беларуси и Чехии, и их оценка даёт возможность увидеть различия в коллективной памяти о Скорине в этих странах. В Литве в юбилейном 2017 году Скорина чествовался не на национальном, а на местном уровне. В начале года на Вильнюсской книжной ярмарке был представлен сборник очерков «Pranciškaus Skorinos Rusėniškajai Biblijai 500 / Frantsysk Skaryna’s Ruthenian Bible turns 500» (Rima Cicėnienė, Sigitas Narbutas, Daiva Narbutienė, Sergey Temchin, Aleksandr Grusha, Ilya Lemeshkin, Petr Voyt. Vilnius : Lietuvos mokslų akademijos Vrublevskių biblioteka, 2017); Литовской государственной Библиотекой им. Врублевских была организована одноимённая выставка (проходила 12 апреля – 31 мая); создана Виртуальная выставка на литовском, английском и белорусском языках. В мэрии Вильнюса состоялось торжественное заседание, посвящённое скориновскому юбилею. В средствах массовой информации и в Интернете появилось несколько статей.

В Чешской Республике в 2017 г. Франциск Скорина также чествовался, так сказать, на местном, не на государственном уровне. Славянская библиотека (часть Национальной библиотеки) организовала Выставку «Франциск Скорина и Прага», проведен международный семинар. О деятельности Скорины вышло несколько публикаций в популярных печатных и интернет-СМИ. Надеемся, что это информационное поле дополнится результатами нашей ноябрьской международной Конференцией в Карловом университете.

Следует выделить, что в Беларуси в 2017 году Франциск Скорина упоминался на всех возможных уровнях. О нём вспоминали в разных формах: спектаклях, фильмах, популярных и научных публикациях, репринтных изданиях скориновских книг, выставках, семинарах и конференциях. Среди последних следует отметить два события: Международный семинар «Франциск Скорина – личность, деятельность, наследие, современные образы», проходивший 24 мая в Полоцке под эгидой Центральной научной библиотеки им. Якуба Коласа Национальной академии наук Беларуси и Международный конгресс «500 лет белорусского книгопечатания», который был организован Национальной библиотекой Беларуси в Минске 14-15 сентября.

Подводя итоги этих чествований в юбилейном 2017 году, автор акцентировал именно неоднозначность создаваемого образа Скорины. Так, например, неоднозначна его репрезентация – гражданин Великого княжества Литовского, рутен, полочанин. Язык скориновской Библии также оценивается по-разному, в зависимости от критерия анализа, как церковнославянский; церковнославянский с рутенскими или белорусскими элементами, рутенский и даже старобелорусский. Такое отношение характерно для оценок литовских, чешских, польских и некоторых белорусских исследователей.

С другой стороны, существуют интерпретации, согласно которым Франциск Скорина представлен белорусом, а Бивлия Руска – его переводом на белорусский язык. Такие оценки получили большое развитие. Скорина презентуется как «основатель белорусской национальной книжности», «стоявший у истоков белорусского литературного языка», «последовательный реформатор белорусского языка» и «сторонник права нации использовать родной язык», а в самой его Библии иногда даже усматривается начало Реформации. Такие юбилейные мысли особенно слышны прежде всего в Беларуси. Но не только там. Некоторые исследователи и журналисты за рубежом подхватили эти интерпретации, представленные официальными чиновниками из Беларуси в их поездках в зарубежные страны. Конечно, такие оценки личности и деятельности Скорины возводят его на высокий пьедестал. Таким монументальным Скориной можно восхищаться, однако трудно постигать – в контексте его времени и жизненного окружения. С другой стороны, взгляд на Франциска Скорину, создаваемый литовскими, чешскими, польскими учёными, не только ему не противоречит, но создаёт дополнительные исследовательские возможности и делает его образ более живым, объёмным и актуальным.

В завершение нашего отчёта, получившегося неожиданно объёмным, позволим себе одну ремарку. Конференция продемонстрировала не только последние новости в мире скориноведов, но и то, что несмотря на превращение Скорины в Беларуси в своего рода национальный (и «огосударствленный») миф, несмотря на официализацию его образа и исследований о нём, само скориноведение просто не может быть скучным. Исследования о Франциске Скорине по-прежнему скрывают и раскрывают тайны, вызывают живой интерес как у скориноведов, так и у широкой публики.

 

Читать Анонс о Конференции на чешском

 

 Программа Конференции на чешском

 

Olga Shutova

Ольга Шутова – белорусский историк, писатель. Кандидат исторических наук (1997). В 1995-2007 преподаватель и доцент кафедры источниковедения Белорусского государственного университета. Автор более 50 статей и 4 монографий в области интеллектуальной истории, истории Беларуси и скориноведения.