С большой радостью представляем только что вышедшую монографию: Илья Лемешкин – Ilja Lemeškinas – Il’ja Lemeškin. Портрет Франциска Скорины. К 550-летию со дня рождения книгоиздателя (1470–2020) / Pranciškaus Skorinos Portretas. 550-ąsias gimimo metines minint (1470–2020) / Portrait de Francisk Skorina. Еn commémorant le 550e anniversaire de sa naissance (1470–2020). Vilnius-Prague: Institut national de langue lituanienne; Cercle linguistique de Prague, 2020 (Travaux du Cercle linguistique de Prague nouvelle série, vol. 10). 300 p. ISBN 978-609-411-266-9, ISBN 978-80-87269-58-9.

Эта работа, напечатанная при поддержке Канцелярии Правительства Литовской Республики, Института литовского языка, Пражского лингвистического кружка в издательстве Petro ofsetas (издательство Пятраса Калибатаса, 1948–2019), подытоживает многолетние исследования автора (читатель может найти на нашем сайте некоторые из них: о мухе на портрете Скорины, об пражских источниках Бивлии руской, о последних годах жизни Скорины), распутывает клубок многочисленных проблем, сложившихся в современном скориноведении. Несмотря на своё название, книга посвящена не только собственно портрету издателя, но рассматривает его гораздо шире, в контексте современных самому Франциску Скорине реалий. Более того, монография И. Лемешкина – первая в своём роде цельная и системная, в том числе с точки зрения структурно-семантического подхода, интерпретация вопросов, которые не давали покоя многим поколениям скориноведов. Что означают «буквы» mz, в левом нижнем углу на портрете Франциска Скорины? Каков был его возраст на момент портретирования? Что делает на его портрете муха (да-да, именно муха, а не «идеологически правильные» пчела или мотылёк)? Какую цель преследовал Скорина, размещая свой портрет в двух книгах своей «Бивлии руской»? Кто был возможным автором портрета? Какое изображение послужило моделью для портретной конфигурации? Где в Праге и при каких обстоятельствах находилась типография, в которой Франциск Скорина печатал библейские тексты?

Ответы на эти и другие вопросы читатель сможет найти в логически тщательно выстроенной цепи объяснительного повествования «Портрета Франциска Скорины». Возможно, не все смогут с нею согласиться, и некоторые аргументы-звенья этой цепи могут показаться проблематичными. Однако, предваряя возможные возражения, выскажем уверенность, что энциклопедическая работа «Портрет…» станет не только крупнейшим событием в скориноведении, но и на долгое время определит его пейзаж.

Оставляя за читателем возможность самому отправиться вслед за автором в увлекательное путешествие по разгадкам скориновских «ребусов», не станем раскрывать в нашем анонсе его перипетии и их итоги. Ограничимся лишь кратким обзором главных тем, на которых концентрируется автор:

(1) Скрупулёзная историография вопроса и его классификационно-терминологические базы, где анализируется история оттисков портрета Франциска Скорины, их версии (с mz, пяти/шестиногой мухой и без них), их сохранность; здесь же автор проясняет долгую историю quiproquo, связанную с копиями портрета, привнёсшими в скориноведение немало ошибок.

(2) Анализ портрета Скорины в контексте – теологическом и книжном – собственно Библии, что позволяет, в частности, определить знаменитый скориновский «сигнет» (солнце / месяц) «в контексте богородичного и христологического культов» и совершенно чётко отделить его от «пресловутого контекста “личных” затмений».

(3) «Прочтение» портрета Франциска Скорины в контексте чешско-немецких реалий конца XV – первой половины XVI вв., семантики портретной живописи и графики, а также политических пертурбаций, отражённых в «Бивлии руской», где оказывается, во-первых, что «наша» неблаговидная муха принадлежит к весьма благородной ренессансной семье musca depicta, представители которой «суверенно летают, сидят и назойливо жужжат в / на многих выдающихся творениях живописи эпохи Возрождения», а во-вторых, демонстрируется актуализация в «Бивлии руской» реальных политических и культурных событий в Праге и даже смысловая и синтаксическая связь колофонов «Библии Пражской» 1488 г. и первой пражской инкунабулы «Псалтыря» 1487 г. с «Бивлией руской» Ф. Скорины. Это открытие И. Лемешкина переносит акцент со словарных заимствований из «Biblij Czěská, w Benatkach tištěná» (Venetia: Petrus Liechtenstein, 1506), ранее выдвигавшегося П. Владимировым и А. Флоровским, на использование практически полнотекстовых формулировок из «Библии Пражской» 1488 г.

Убеждены, что смелая пионерская работа И. Лемешкина вызовет огромный интерес среди историков, искусствоведов, исследователей жизни и творчества Франциска Скорины, книговедов и специалистов из других областей. Уже сегодня она вызывает и одобрение, и признание, и живейшие дискуссии. Тем не менее, это исследование выводит скориноведение на качественно новый уровень, предлагая цельную интерпретацию портрета (и всей «Бивлии руской») Скорины в контексте многочисленных источников эпохи конца XV – начала XVI вв.

В этой связи хотелось бы особо отметить широчайшую источниковую базу монографии И. Лемешкина, скрупулёзно проработанный библиографический аппарат, кропотливое цитирование оригиналов, дублирование оригинальных названий и имён, что несомненно, станет ценнейшим бальзамом и для искушённого исследователя наших дней, и для широкого круга любителей истории.

Убедительное стремление автора следовать новаторскому ренессансному духу Франциска Скорины («Прерогатива Ф. Скорины – способствовать развитию современного искусства, часто провокационного, неконвенционального, преодолевающего границы провинциализма») находит своё логическое продолжение в последней главе «Проблемы визуализации образа издателя, или По каким причинам стоит отказ(ыв)аться от орденов Ф. Скорины», лишний раз демонстрируя, как поразительно современно для нас сегодня звучит его образ.

Особо отметим замечательное оформление книги И. Лемешкина богатейшим иллюстративным материалом (86 иллюстраций и 6 приложений) и значимым вкладом крупнейших художников современности. Так, участие известного мастера советского авангарда и выдающегося концептуалиста Ильи Кабакова, само по себе беспрецедентное, помогает нам рассматривать эту монографию о Франциске Скорине как признак живого и нонконформистского характера его наследия. Прославленная «Муха» Кабакова, которая на протяжении десятилетий провоцировала официальное консервативное искусство, соседствует с musca depicta Франциска Скорины – с 16 века до наших дней. Пойдя еще дальше, автор предлагает изумленному читателю «понаблюдать» за этим эмблематическим насекомым с помощью движущегося изображения, созданного чешской художницей Терезой Унцейтиговой и верстальщицей Гражиной Казлаускене, используя книгу, как своеобразный «флипбук», быстро пролистав книжный блок.

Ощущение живого «присутствия» исторического контекста помогает ощутить реконструкция процесса изготовления ксилографии: двойной фронтиспис, вручную включенный в книгу (его автор – известный чешский художник, график, книжный иллюстратор Йиржи Алтман), показывает процедуру переноса изображения от клише до бумаги, тем самым раскрывая саму суть высокой печати в эпоху Скорины.

Сохраняя интригу, добавим лишь, что читателя ждёт ещё немало открытий и приятных неожиданностей, а найти книгу И. Лемешкина можно в книжном магазине Института литовского языка, предварительно договорившись о встрече. Она будет представлена и в библиотеках. Так, в Библиотеке им. Врублевских Академии наук Литвы с ней уже можно ознакомиться.

 

Читать полный текст Оглавления (на русском и французском), Предисловия (на французском) и Заключения (на русском и французском) книги И. Лемешкина «Портрет Франциска Скорины. К 550-летию со дня рождения книгоиздателя (1470–2020)»

Olga Shutova

Ольга Шутова – белорусский историк, писатель. Кандидат исторических наук (1997). В 1995-2007 преподаватель и доцент кафедры источниковедения Белорусского государственного университета. Автор более 50 статей и 4 монографий в области интеллектуальной истории, истории Беларуси и скориноведения.