[*] Искренне благодарю Е. С. Суркову за помощь в работе с исследовательской литературой, не доступной в Литве.

Темчин Сергей. Тау-крест в треугольнике на гравюрном портрете Франциска Скорины // Францыск Скарына: асоба, дзейнасць, спадчына / Цэнтр. навук. б-ка імя Якуба Коласа Нац. акад. навук Беларусі ; уклад. Аляксандр Груша; рэдкал.: Л. А. Аўгуль [і інш.]. – Мінск : Беларуская навука, 2017. С. 146

На гравюрном портрете Франциска Скорины, дважды опубликованном в его пражской Библии (1517–1519), на уровне головы первопечатника симметрично расположены изображения двух львов, держащих геральдические щиты с загадочными знаками, один из которых напоминает треугольник, а другой – трапецию. Несмотря на многочисленные усилия исследователей, их значение до сих пор остается неясным. В статье предлагается новая интерпретация треугольнообразного знака, который следует понимать как Тау-крест, вписанный в равносторонний треугольник. В западноевропейской традиции эта фигура известна как церковный символ. Далее демонстрируется опосредованная, но вполне ясная связь данного знака с личным именем Скорины и с символическим наследием монашеского ордена францисканцев.

Ключевые слова: Великое Княжество Литовское, кириллическая письменность, старопечатная книга, Франциск Скорина, христианская символика.

 

In the Ruthenian Bible published by Francysk Skaryna in Prague in 1517–1519, there was an engraved portrait of the publisher issued twice, framed on the left and right sides by two lions. These lions were holding herald shields with two signs of a triangular and quadrangular shape the semantic meaning whereof, despite all scholarly efforts, has not been disclosed until now. The article offers a new interpretation of the triangle which is to be understood as the Tau cross inscribed in the triangle, known as a church symbol in the West European tradition. Finally, an indirect, although clear connection of the sign to both Skaryna’s first name and the symbolic legacy of the Order of Friars Minor is demonstrated.

Keywords: Grand Duchy of Lithuania, Cyrillic literature, early printed books, Francysk Skaryna, Christian symbolism.

 

На гравюрном портрете Франциска Скорины[*], дважды опубликованном в его пражской Библии (Иисус Сирахов, 1517, л. 82; Книги Царств, 1518, л. 242)[*], на уровне головы первопечатника симметрично расположены изображения двух львов, держащих щиты с загадочными знаками, один из которых напоминает треугольник, а другой – трапецию. Поскольку эти знаки изображены на щитах, считается, что они имеют геральдическое происхождение, но их конкретный смысл остается неясным, несмотря на многочисленные попытки интерпретации.

tau-krest-v-treugolnike-portreta-francyska-skoriny-1

В энциклопедической статье, специально посвящённой этим знакам, В. Ф. Шматов сделал следующий вывод: «Значение обоих З[наков] остаётся невыясненным. В чеш[ской] и нем[ецкой] геральдике они неизвестны. Несомненно одно – знаки имеют отношение к личности С[корины] или к лицам его ближайшего окружения (меценатам, финансистам и др.)» [32, ср. также: 33, с. 86–89; 40, s. 148].

Моя предыдущая работа была посвящена трапециевидному знаку, расположенному по левую руку от Скорины (мы видим его справа от первопечатника) и присутствующему только на его гравюрном портрете[*]. Прямая аналогия этому знаку обнаружена на рисунке, сопровождающем текст челобитной царю и патриарху, писанной в 1669 г. попом Лазарем, деятелем раннего старообрядчества. Рисунок сопровождается подробным толкованием, из которого явствует, что это – Голгофский крест над ветхозаветной скинией: «В начале (челобитной. – С. Т.) написан Крест Христов, а под ним Сень Ветхого Закона, и свидетельство да не испразднится Крест Христов. Совершенный Крест Христов». На самом изображении сделаны ещё две надписи, одна из которых гласит: «Еретицы таковии и прочии латыни крестную сень почитают креста в место»[*]. Текстовое сопровождение этого изображения на челобитной попа Лазаря избавляет нас от необходимости строить предположения относительно структуры и значения аналогичного знака на портрете Франциска Скорины, приобретающего, таким образом, объяснение на основании письменного свидетельства той же эпохи.

Данная статья посвящена треугольнообразному знаку, который в отличие от трапециевидного регулярно встречается в изданиях Скорины, пражских (Бытие, Исход, Левит, Числа) и виленских (Малая подорожная книжка, Апостол). Согласно предположениям исследователей[*], эта треугольнообразная фигура представляет собой:

1) магический или астрологический знак[*], подобие которого фиксировалось на старых еврейских талисманах [35, с. 18, прим. 1];

2) условное изображение медицинских весов [27, с. 35; 31, с. 302], показанных в момент равновесия и обозначающих справедливость [9, с. 96]; по иной версии – это весы мудрости [13, с. 383–384];

3) шляхетский герб или мещанский собственнический знак: a) неустановленного лица, сотрудничавшего со Скориной в Праге и Вильне [30, с. 193–195]; б) виленского бурмистра Якуба Бабича, в доме которого осуществлял свою издательскую деятельность Скорина [10, с. 250–252]; в) отца Франциска Скорины – Луки [23, с. 57; 24, с. 11]; тот же знак на знамени одного из израильских колен на гравюре «Людие израилевы с полки своими около храму божия» (Числа, ок. 1519, л. 1) и на иных гравюрах – старшего брата Ивана, а на титульном листе Библии (Бытие, 1519, л. 1) – самого Франциска Скорины [25, с. 123–124]; г) старшего брата Ивана [11, с. 402–413]; д) герб «Котвица» («Якорь») рода Колонтай [8, с. 63; ср.: 45, s. 110], хотя специалисты по геральдике признают не тождественность, а всего лишь его подобие скорининскому треугольнообразному знаку [см.: 37, s. 567 (текст И. Лелевеля); 44, s. 8];

4) издательская марка: а) в виде печатного винта, принадлежавшая Скорине [14, с. 91–92]; б) в форме ключа, якоря или перевёрнутого корабля, которая представляет собой монограмму ІЛ, могла принадлежать помощнику или партнёру, который предположительно отождествлён с английским типографом Джоном Леттоу [19, No 1, с. 47–52]; в) фламандского печатника И. Вельденера († между 1486 и 1496), предполагаемого учителя Скорины (вывод сделан на основе подобия соответствующих знаков) [34, с. 71–72, 75];

5) монограмма: а) с буквой Т, обладающая неясным значением (не может принадлежать гравёру) [20, стб. 164]; б) букв Т и А [37, s. 567 (текст И. Лелевеля)]; в) букв Т и Д [6, с. IV, 80; 39, p. 156, 159 (note 49), 163]; г) буквы Б, которая может быть прочитана как ‘Бабич’ [28, с. 27]; д) букв Б и О, предположительно принадлежавшая Богдану Онкову, финансировавшему издательскую деятельность Скорины в Праге [19, No 1, с. 52; 28, с. 27; 35, с. 18, прим. 1]; е) состоящая из латинских (sic!) букв Б, О, Я и предположительно принадлежавшая Богдану Онкову и Якубу Бабичу [4, с. 54];

6) буква или сочетание букв ребусного письма: а) Т с предполагаемым значением ‘тайна’ – не только у Скорины, но и вообще на восточнославянских гербах ВКЛ [37, s. 567, przypis 1 (текст И. Лелевеля)]; б) Б и Т (с треугольником) со значением ‘Бог в Троице (единый)’ [17, с. 6; 18, с. 150]; в) Б, О и Г (последняя в зеркальном отражении), дающее в совокупности слово БОГ [26];

7) зодиакальное созвездие Весов, указывающее на месяц рождения Скорины – октябрь [15, с. 65];

8) символ: а) восходящий к теософским традициям и, в частности, к Николаю Кузанскому († 1464) [12, с. 66]; б) обозначающий решение проблемы и состоящий из двух знаковых элементов: треугольник, объединяющий воедино четыре субстанции, и Т-образный элемент, символизирующий духовность и Храм – пятую божественную сущность, а в качестве инициала латинского слова Templum ‘храм’ дополнительно подкрепляющий всё то же значение; объединение обоих элементов обозначает познание земных и небесных сущностей, которое является необходимым условием возвращения человека в рай; этот символ – первая трёхэлементная скиния, символ логичного слова, логоса, платоновско-аристотелевых Афин и образ нынешнего времени, т. е. времени мёртвых [1, с. 167–168, 185–187].

Большинство этих объяснений основано на общем предположении, что данный знак имеет мирское значение и соотносится либо со Скориной, либо с людьми, имевшими отношение к нему самому и/или его изданиям. В связи с этим примечательно распространённое мнение, что на рассматриваемом гравюрном портрете нет ни одной религиозной детали [см.: 2, с. 79; 5, с. 19; 22, с. 65; 31, с. 303]. Такой подход анахроничен, поскольку отражает психологию современных исследователей и не учитывает библейского контекста, в который портрет помещён самим издателем.

Предлагаемое ниже объяснение треугольнообразного знака основано на прямой аналогии с параллельным трапециевидным знаком, который уже получил толкование на основании средневековых свидетельств: он является комбинацией двух религиозных символов, один из которых соотносится с Ветхим, а другой – с Новым Заветами.

Этот вывод позволяет предполагать наличие аналогичной структуры у второго (треугольнообразного) знака, который также состоит из двух элементов: треугольника и Т-образного креста.

Равносторонний треугольник, расположенный вершиной вверх, является одним из наиболее древних символов Троицы: его три стороны и три угла идентичны друг другу во всех отношениях, оставаясь при этом разными углами и сторонами, которые соединены в одну фигуру. Единство трёх разных, но идентичных сторон и углов символизирует равенство лиц Святой Троицы – единого и нераздельного Бога.

Т-образный крест (crux commissa), часто называемый Тау-крестом по названию последней буквы древнееврейского алфавита, имевшей подобное начертание, представляет собой обычный латинский крест без верхнего луча. Это одна из наиболее архаичных форм креста, имеющая целый ряд синонимических названий, в том числе: ветхозаветный крест, прообразовательный крест, египетский крест, адвентный крест, крест св. Антония Великого.

Треугольнообразный знак на портрете Франциска Скорины является комбинацией двух описанных выше элементов, представляя собой Тау-крест, вписанный в равносторонний треугольник. Оба этих элемента по отдельности и их сочетание известны как церковные символы и описаны в соответствующей литературе, причём крест, вписанный в равносторонний треугольник, является символом Святой Троицы и обычно используется на вышитых алтарных фасадах и кафедральных и аналойных портьерах, но чаще всего на книжных закладках [43, p. 40–42, 45 (No 20), 47, 104]. При этом вид креста может быть разным и вписанным в треугольник различными способами.

В такой перспективе рассматриваемый знак с портрета Скорины теряет свою уникальность, одновременно приобретая свой естественный религиозный смысл, вполне подходящий тому библейскому контексту, который был предусмотрен самим издателем.

Недавно чешский книговед П. Войт, приезжавший в Вильнюс на научную конференцию и узнавший из разговора со мной изложенную выше интерпретацию треугольнообразного знака с портрета Скорины, опубликовал эту идею без какой-либо аргументации и без ссылки на источник: «Один графический символ образует треугольник, над которым возвышается буква Т. Отбросив в сторону народническую светскую оптику на сей день существующих интерпретаций, видим, что треугольник может обозначать Святую Троицу, а буква Т – крест, согласно греческой букве Тау» [7, с. 18]. Лишь в чешской статье того же года он указал авторство изложенной им интерпретации [41, s. 348, 352 (poznámka 91)]. Элементы треугольнообразного знака (в отличие от трапециевидного) не могут быть однозначно охарактеризованы как принадлежащие ветхо- или новозаветной традиции. Христианское понятие Святой Троицы представлено в равностороннем треугольнике изоморфно, т. е. без проявления различий между тремя сторонами и углами последнего, что позволяет охарактеризовать воплощаемую идею как Ветхозаветную Троицу, в которой ветхо- и новозаветные идеи оказываются соединёнными (разумеется, само это соединение всецело принадлежит христианской традиции). Нечто подобное наблюдается также в случае Тау-креста: здесь христианское представление о Кресте также получает ветхозаветный облик, что отразилось в именовании данной формы креста ветхозаветной и прообразовательной (см. выше). Видимо, не иерархическая соотнесённость, а именно сопряжение обеих традиций позволило треугольнообразному знаку широко функционировать в скорининских изданиях в отличие от трапециевидного знака, который был использован весьма ограниченно. Любопытно, что треугольнообразный знак обнаруживает опосредованную, но вполне ясную связь с францисканской традицией и личным именем Франциска Скорины. Дело в том, что св. Франциск Ассизский († 1226), основатель ордена францисканцев, сделал Тау-крест, прежде ассоциировавшийся со св. Антонием Великим († 356), своей эмблемой и личной подписью [42]. С тех пор эта форма креста является центральным элементом францисканской символики, представленным также на гербе этого монашеского ордена.

Поскольку Тау-крест использовался также в геральдике [42, p. 101], то неудивительно, что содержащий его треугольнообразный знак, изображённый на портрете Скорины, имеет прямой аналог в гербе рода Колонтай. Следовательно, данный знак не был изобретён самим Скориной, а функционировал независимо от него. Сказанное относится также к издательской марке И. Вельденера. Оба знака с гравюрного портрета Скорины, треугольнообразный и трапециевидный, принадлежат западноевропейской культурной традиции (ср. цитированные выше слова попа Лазаря 1669 г.), как и всё художественное оформление скорининских изданий.

Таким образом, Тау-крест, использованный Франциском Скориной в комбинации с равносторонним треугольником (первая фигура вписана во вторую), обладает явными францисканскими коннотациями [38, p. 42] и является наглядным подтверждением старой догадки о том, что своё личное имя Скорина получил в связи с деятельностью францисканцев [37, s. 179]: их ветвь, известная в Польском королевстве и ВКЛ под именем бернадинцев, основала в 1498 г. полоцкий костёл Пресвятой Девы Марии Небесных врат.

 

Литература

1. Агіевіч, У. У. Сімволіка гравюры Скарыны / У. У. Агіевіч. – Мінск, 1999. – 320 с.

2. Алексютовіч, М. А. Скарына, яго дзейнасць і светапогляд / М. А. Алексютовіч. – Мінск, 1958. – 145 с.

3. Атрашэўскі, К. Беларускія адрасы А. В. Флароўскага / К. Атрашэўскі // Скарыніч. – Мінск, 2002. – Вып. 5. – С. 17–26.

4. Баразна, Л. Ц. Гравюры Францыска Скарыны / Л. Ц. Баразна. – 2-е выд. – Мінск, 1990. – 171 с.

5. Бярозкіна, Н. Ю. Гісторыя кнігадрукавання Беларусі (XVI – пачатак XX ст.) / Н. Ю. Бярозкіна. – 2-е выд. – Мінск, 2000. – 163 с.

6. Владимиров, П. В. Доктор Франциск Скорина. Его переводы, печатные издания и язык / П. В. Владимиров. – СПб., 1888. – 396 с. – (Общество любителей древней письменности и искусства. Вып. 90).

7. Войт, П. Пражская книжная культура в период деятельности Франциска Скорины / П. Войт // Матэрыялы X Мiжнар. кнiгазнаўчых чытанняў «Кніжная культура Беларусі XVI – сярэдзіны XVII ст.: да 440-годдзя выдавецкай дзейнасці Мамонічаў», Мінск, 17–18 крас. 2014 г. / Г. У. Кірэева (рэд.). – Мінск, 2014. – С. 10–22.

8. Гячяускас, Э. В. Франциск Скорина – секретарь вильнюсского епископа Иоанна из князей литовских / Э. В. Гячяускас // Фёдоровские чтения–1982. – М., 1987. – С. 60–67.

9. Калеснік, У. А. Тварэнне легенды: літаратурныя партрэты і нарысы / У. А. Калеснік. – Мінск, 1987. – 431 с.

10. Кісялёў, Г. В. Прыцягненне Скарыны / Г. В. Кісялёў // Полымя. – 2000. – No 5. – С. 244–255.

11. Кісялёў, Г. В. Сейбіты вечнага: артыкулы пра беларускіх пісьменнікаў і дзеячаў рэвалюцыйнага руху 1863 года; Скарынаўская сімволіка: вытокі, традыцыі, інтэрпрэтацыі / Г. В. Кісялёў. – Мінск, 2009. – 542 с.

12. Копреева, Т. Н. Франциск Скорина и русская рукописная традиция XV в. / Т. Н. Копреева // Белорусский просветитель Франциск Скорина и начало книгопечатания в Белоруссии и Литве / А. А. Сидоров (ред.). – М., 1979. – С. 61–70.

13. Кручок, Р. Р. Аб медыка-біялагічнай дзейнасці і прыродазнаўча-навуковых поглядах Ф. Скарыны / Р. Р. Кручок // 450 год беларускага кнігадрукавання / К. К. Атраховіч (рэд.). – Мінск, 1968. – С. 373–387.

14. Лойко, О. А. Скорина / О. А. Лойко. – М., 1989. – 349 с. – (Жизнь замечательных людей. Вып. 2).

15. Мельников, А. А. К вопросу о значении символичных фигур в изданиях Франциска Скорины / А. А. Мельников // Франциск Скорина и Вильнюс: сб. материалов Респ. науч. конф., посвящ. 500-летию со дня рождения Франциска Скорины / Л. В. Судавичене (ред.). – Вильнюс, 1991. – С. 64–67; Мельнiкаў, А. А. З неапублiкаванай спадчыны: манаграфіі, артыкулы, вершы, матэрыялы навуковай канферэнцыі, успаміны сучаснікаў / А. А. Мельнiкаў. – Мiнск, 2005. – С. 468–471.

16. Немировский, Е. Л. Франциск Скорина: жизнь и деятельность белорусского просветителя / Е. Л. Немировский. – Минск, 1990. – 597 с.

17. Паўловіч, У. С. Далучэнне да космасу вялікага асветніка. Кніжная графіка Францішка Скарыны: сімвалічнае і рэальнае / У. С. Паўловіч // Мастацтва. – 1997. – No 8. – С. 2–9.

18. Паўловіч, У. С. Чароўнае святло гравюраў Скарыны / У. С. Паўловіч // Беларуская думка. – 2000. – No 2. – С. 146–155.

19. Пікарда, Г. Алегарычная геральдыка Францiшка Скарыны і кароткі дапаможнік па беларускай геральдыцы / Г. Пікарда // Спадчына. – 1992. – No 5. – С. 60–72; No 6. – С. 38–52; 1993. – No 1. – С. 41–52; No 2. – С. 58–74.

20. Стасов, В. В. Разбор рукописного сочинения г. Ровинского «Русские граверы и их произведения с 1564 года до основания Академии Художеств» (1864) / В. В. Стасов // Стасов, В. В. Собрание сочинений 1847–1886 / В. В. Стасов. – СПб., 1894. – Т. 2: Художественные статьи. – Стб. 149–182.

21. Темчин, С. Ю. Голгофский крест над ветхозаветной скинией на гравюрном портрете Франциска Скорины / С. Ю. Темчин // Lietuvos Didžiosios Kunigaikštystės kalbos, kultūros ir raštijos tradicijos / S. Temčinas (red.) [et al.]. – Vilnius, 2009. – Р. 152-168.

22. Харэўскі, С. В. Гісторыя мастацтва і дойлідства Беларусі / С. В. Харэўскі. – Вільня, 2007. – 275 с.

23. Цiтоў, А. К. Геральдыка Беларусi (ад пачаткаў – да канца ХХ стагоддзя) / А. К. Цiтоў. – Мiнск, 2007. – 128 с.

24. Цiтоў, А. К. Загадка герба Франьцішка Скарыны / А. К. Цiтоў // Полацак. – 1991. – No 4. – С. 8–11.

25. Шаланда, А. I. Гербы i геральдычныя выявы на гравюрах «Бiблii Рускай» Францыска Скарыны / А. I. Шаланда // Герольд Litherland. – Горадня, 2002. – No 3–4 (7–8). – С. 122–132.

26. Шатэрнік, А. С. Служыў Богу i Ўладзе? Сiмволiка Скарыны / А. С. Шатэрнік // Лiтаратура i мастацтва. – 1991. – 31 мая. – С. 11.

27. Шматаў, В. Ф. Беларуская кніжная гравюра ХVІ–ХVІІІ стагоддзяў / В. Ф. Шматаў. – Мiнск, 1984. – 183 с.

28. Шматаў, В. Ф. Мастацтва беларускiх старадрукаў XVI–XVIII стагоддзяў / В. Ф. Шматаў. – Мiнск, 2000. – 306 с.

29. Шматаў, В. Ф. Набліжэнне да разгадкі? Семантыка і сімволіка партрэта Францыска Скарыны / В. Ф. Шматаў // Мастацтва Беларусі. – 1989. – No 5. – С. 50–55.

30. Шматаў, В. Ф. Партрэт Францыска Скарыны / В. Ф. Шматаў // Спадчына Скарыны: зб. матэрыялаў першых Скарынаўскiх чытанняў (1986) / А. І. Мальдзіс (рэд.) [і інш.]. – Мiнск, 1989. – С. 167–202.

31. Шматов, В. Ф. Гравюрный портрет Ф. Скорины / В. Ф. Шматов // Франциск Скорина и его время: энцикл. справ. / И. П. Шамякин (ред.). – Минск, 1990. – C. 302–303.

32. Шматов, В. Ф. Знаки / В. Ф. Шматов // Франциск Скорина и его время: энцикл. справ. / И. П. Шамякин (ред.). – Минск, 1990. – С. 331.

33. Шматов, В. Ф. Искусство книги Франциска Скорины / В. Ф. Шматов. – М., 1990. – 208 с.

34. Шутова, О. М. Вновь портрет Скорины, или о необходимости «читать» гравюры / О. М. Шутова // Крыніцазнаўства і спецыяльныя гістарычныя дысцыпліны: навук. зб. / рэд.: В. Л. Лiпнiцкая, С. М. Ходзін. – Мінск, 2015. – Вып. 10. – С. 58–80.

35. Шчакаціхін, М. М. Гравюры i кнiжныя аздобы ў выданьнях Францiшка Скарыны / М. М. Шчакаціхін. – Менск, 1926 (оттиск из юбилейного издания: Чатырохсотлецьце беларускага друку 1525–1925 / А. А. Смолiч (рэд.). – Менск, 1926. – 360 с.).

36. Kantak, K. Bernardyni polscy / K. Kantak. – Lwów, 1933. – T. 1. – 324 s.

37. Niesiecki, K. Herbarz Polski, powiększony dodatkami z późniejszych autorów, rękopismów, dowodów urzędowych / K. Niesiecki. – Lipsk, 1839–1846. – T. 1. – 580 s.

38. Picarda, G. Francis Skaryna and the Cabala / G. Picarda. – London, 1992. – 82 s.

39. Pichura, G. The engravings of Francis Skaryna in the Biblija Ruska (1517–1519) / G. Pichura // Journal of Byelorussian Studies. – 1967. – Vol. 1, No 3. – P. 147–167.

40. Šmataŭ, V. F. Die künstlerische Gestaltung der Bibel / V. F. Šmataŭ // Biblia Slavica. Serie III: Ostslavische Bibeln. Bd. 1: Biblia ruska. Vylozena doktorom Franciskom Skorinoju Prag 1517–1519. Kommentare. Apostol Wilna 1525. Facsimile und Kommentar / H. Rothe, F. Scholz (eds.). – Padeborn [etc.]: Ferdinand Schöningh, 2002. – S. 131–168.

41. Voit, P. Výtvarná složka Skorinovy Bible ruské jako součást české knižní grafiky / P. Voit // Umění/The Art. – 2014. – Vol. 62, No 4. – S. 334–353.

42. Vorreux, D. Un symbole franciscain, le Tau: Histoire, théologie et iconographie / D. Vorreux. – Paris, 1977. – 109 p. – (Presence de saint Français. Vol. 30).

43. Webber, F. R. Church symbolism. An explanation of the more important symbols of the Old and New Testament, the primitive, the mediaeval and the modern church / Webber F. R. – 2nd ed., revised. – Cleveland, 1938. – 413 p.

44. Weryha Darowski, A. Znaki pieczętne ruskie: noty heraldyczne (z tablicą herbów) / A. Weryha Darowski. – Paryż, 1862. – 31 s. (белорусский перевод: Вярыга-Дароўскі, А. Рускія пячаткавыя знакі: геральдычныя тлумачэнні / А. Вярыга-Дароўскі // Спадчына. – 1992. – No 5. – С. 5–18).

45. Wijuk Kojałowicz, W. Herbarz rycerstwa W. X. Litewskiego, tak zwany Compendium czyli o klejnotach albo herbach, których familie stanu rycerskiego w prowincyach Wielkiego Xięstwa Litewskiego zażywają / W. Wijuk Kojałowicz. – Kraków, 1897. – 527 s. (перепечатка: Poznań, 2002).

Sergey Temchin

Сергей Темчин – хабил. доктoр гуманитарных наук (2001), профессор (2003), главный научный сотрудник и руководитель Центра изучения письменного наследия Института литовского языка (Вильнюс). Академик класса славистики Академии Амбросиана, Милан, Италия (2014). Автор многочисленных работ в области палеославистики, гимнографии, иудеославики, скориноведения.